ПЕРСПЕКТИВЫ КРИПТОВАЛЮТ. МНЕНИЯ ЭКОНОМИСТОВ

перспективы криптовалют

Курс биткоина, самой популярной в мире криптовалюты, с самого начала декабря взял ориентир на обновление исторических максимумов. Даже те, кто ранее так и не рискнули купить криптовалюту, пристально следили за тем, как курс биткоина к доллару, претворял в жизнь самые смелые прогнозы. После 17 декабря, достигнув очередного максимума в 20000 долларов США за 1 биткоин, курс биткоина в течение нескольких дней упал ниже отметки 12000 долларов США. Вместе с курсом биткоина на сравнимые величины упали почти все курсы криптовалют.

В нашем прошлом, ежемесячном выпуске «Перспективы криптовалют», мы рассмотрели мнения двух экспертов из мира финансов и венчурных инвестиций. Теперь пришло время экономистов высказать свою точку зрения на перспективы криптовалют.

В этой статье:

  • Мнение Гаррика Хайлмена — старшего научного сотрудника Кембриджского центра альтернативных финансов
  • Мнение Кеннета Рогоффа — профессора государственной политики и экономики Гарвардского университета
  • Мнение Асвата Дамодарана — профессора финансов в школе бизнеса им. Стерна при Нью-Йоркском университете

Начни пользоваться ATAS абсолютно бесплатно! Первые две недели использования платформы дают доступ к полному функционалу с ограничением истории в 7 дней.

Попробовать ATAS бесплатно

Гаррик Хайлмен (Garrick Hileman) — старший научный сотрудник в Кембриджском центре альтернативных финансов (англ. Cambridge Centre for Alternative Finance — CCAF), объяснил в интервью CNN, что биткоин — это не что иное, как экономическое чудо:

«Многие экономисты рассматривают биткоин как неполноценную форму денег и считают, что он никогда не достигнет той степени признания, которая у него уже есть. На сегодняшний день, по нашим оценкам рынок криптовалют насчитывает от 5 до 10 миллионов уникальных активных пользователей и на мой взгляд, это не что иное как небольшое экономическое чудо».

Как видно, Гаррик Хайлмен называет биткоин экономическим чудом, правда «небольшим». Однако, на нынешнем этапе развития рыночная капитализация биткоина обошла крупные банки и составляет 215 миллиардов долларов США, а его ликвидность выше некоторых фондовых рынков. Учитывая все это трудно назвать какой-либо аспект биткоина «небольшим».

Поскольку крупнейшие хедж-фонды и инвестиционные банки уже заинтересовались биткоином, естественно, что за ними последуют потребители и инвесторы. После чего биткоин превратится из «небольшого» в «главное» экономическое чудо, которое в долгосрочной перспективе неизбежно окажет влияние на финансовый сектор.

Ведущие экономики мира, такие как США, Великобритания, Япония и Южная Корея, уже признали биткоин законной валютой и средством сбережения, приняв нормативные акты для регулирования деятельности криптовалютных бирж, бизнеса и инвесторов.

Гаррик Хайлмен также отметил, что биткоином все чаще пользуются для проведения крупных сделок на рынках предметов роскоши, не прибегая к дорогостоящим и неэффективным услугам банков.

«Если комиссия за перевод средств на покупку произведения искусства ценой в десятки тысяч долларов составляет всего 2 доллара, то по сути она равна нулю. Но если размер такой комиссии составляет 2 или 3 процента от стоимости приобретаемого произведения, то порядок цифр может существенно вырасти».

Кеннет Рогофф (Kenneth Rogoff) — профессор государственной политики и экономики Гарвардского университета (англ. Harvard University), обладающий выдающейся академической подготовкой, со степенями от Йельского университета (англ. Yale University) и Массачусетского технологического института (англ. Massachusetts Institute of Technology — MIT). С 2001 по 2003 год, он работал главным экономистом в Международном валютном фонде (англ. International Monetary Fund Home Page — IMF). Является шахматным гроссмейстером. Учитывая такой послужной список, его взгляды на биткоин привлекают большое внимание:

«Является ли сегодня криптовалюта биткоин самым большим финансовым пузырем в мире, или же это прекрасная инвестиционная ставка на самые современные финансовые технологии? Могу предположить, что в долгосрочной перспективе эта технология (блокчейн) будет процветать, но цена биткоина рухнет».

Хотя Кеннет Рогофф признает, что правительства некоторых ведущих стран взяли на себя инициативу регулирования и признания криптовалют, он все же считает, что это делается из-за стремления стать ведущими мировыми финансово-инновационными центрами. Он ожидает, что большинство правительств будет игнорировать незначительное количество анонимных биткоин-транзакций, но станет ужесточать меры в отношении биткоина, при его более масштабном использовании:

«Одно дело для государства разрешить небольшие анонимные операции с виртуальными валютами, что безусловно было бы желательно сделать. И совсем другое — допустить массовые анонимные платежи, которые крайне усложнят сбор налогов».

«Трудно предположить, что может остановить центральные банки от создания собственных цифровых валют и изменения действующих правил игры до тех пор, пока победа не окажется на их стороне. Многовековая история валют говорит о том, что инновации частного сектора, в итоге регулируются и присваиваются государством. Я понятия не имею, как будет меняться цена биткоина ближайшую пару лет, но нет никаких оснований ожидать, что виртуальная валюта избежит подобной участи».

Асват Дамодаран (Aswath Damodaran) — профессор финансов в школе бизнеса им. Стерна при Нью-Йоркском университете (англ. Stern School of Business at New York University), автор книг об инвестициях и корпоративных финансах, cчитает, что перед началом серьезного обсуждения биткоина, необходимо определиться, чем он по сути является: активом, валютой, товаром или предметом коллекционирования:

«Биткоин не является активом (акции, облигации, депозиты, рентная недвижимость и т.п.), поскольку не способен генерировать денежные потоки своим держателям, которые получают прибыль только после его продажи. Не является биткоин и товаром (сырьем), так как его невозможно использовать в производстве чего-либо полезного. Хотя, если бы биткоин стал частью умных контрактов (англ. smart contract — компьютерный алгоритм, предназначенный для заключения и поддержания коммерческих контрактов в технологии блокчейн), он мог бы взять на себя функции товара. Правда умные контракты уже являются отличительной особенностью другой криптовалюты — эфириума (Ethereum) и по сути его же единственным достоинством. Так что остается считать биткоин либо валютой, либо предметом коллекционирования, и у каждого из этих вариантов найдутся сторонники. На данный момент, я склонен считать биткоин валютой, но не очень удачной, так как он имеет ограниченное применение в качестве средства обмена, а его текущая волатильность слишком высока, что не позволяет ему стать универсальным средством сбережения».

Говоря о перспективе биткоина, Асват Дамодаран отметил три возможных варианта развития событий:

«Мировая цифровая валюта: самый оптимистичный сценарий, в котором биткоин получает широкое признание в качестве средства платежа по всему миру и становится мировой криптовалютой. Для реализации этого сценария, курс биткоина относительно других валют должен стабилизироваться; центральные банки и правительства по всему миру должны признать биткоин или по крайней мере не пытаться активно препятствовать его развитию; аура тайны, окружающая сейчас все, что связано с криптовалютами, должна исчезнуть. После этого, биткоин сможет конкурировать с фиатными валютами (англ. fiat currencies), а благодаря ограниченному числу биткоинов, обусловленному существующим алгоритмом, его высокая стоимость может стать оправданной».

«Золото для молодежи нулевых: в этом сценарии, биткоин станет прибежищем тех, кто не доверяет центральным банкам, правительствам и фиатным деньгам. Одним словом, он возьмет на себя историческую роль золота, для тех, кто боится или утратил доверие к центральным властям. Любопытно, но язык в сфере биткоина, пестрит горнодобывающей терминологией. Точно неизвестно, было это сделано намерено или вышло случайно. Фактически же, максимальное количество биткоинов в 21 миллион криптомонет, которые будут когда-либо добыты, более соответствует данному сценарию. Если он реализуется, то биткоин подобно золоту сохранит долговременное влияние и будет вести себя также, как и золото, вырастая в цене во время кризисов и падая в периоды затишья».

«Луковицы тюльпанов 21-го века: в этом, худшем сценарии, биткоин напоминает метеорит. По мере своего стремительного движения, он привлекает все больше денег тех, кто видит в нем источник легкого заработка. Но ярко вспыхнув, он быстро догорит, так как трейдеры найдут другую, новую цель для своих вложений (например, другую более совершенную криптовалюту). Так он оставит своим рядовым инвесторам лишь горькие воспоминания о том, как бы прекрасно все могло быть. В таком случае, биткоин вполне может стать современным эквивалентом луковиц тюльпанов — спекулятивным активом, стоимость которого в Голландии в 17-м веке стремительно выросла, после чего также стремительно упала».

Биткоин — первая в мире форма децентрализованных денег. Это средство сбережения, стойкое к цензуре и манипуляциям со стороны центральных органов, властей и правительств. Биткоин не регулируется и его невозможно регулировать. И в этом нет необходимости, поскольку в качестве системы он следует зашитому в него протоколу, а комиссии, которые взымаются с пользователей, определяются самими пользователями независимо от усилий майнеров (англ. miner — человек, который «добывает» криптовалюту используя вычислительную мощность видеокарты). Структура биткоина как экономической системы революционна, и даже не будучи работоспособной, она бы все равно привлекла внимание и стала предметом изучения со стороны экономистов. Очевидная функциональность и практическая польза биткоина будут и дальше способствовать изучению его «удивительной структуры» экономистами.

Другие статьи блога:

ак торговать на бирже криптовалют?